Category: общество

СЕРГЕЙ ФИРСОВ. Воспоминания архивариуса ЛРК

Егор Летов скрывался от ментов у меня дома. Он познакомился с Цоем, но крепко подружился лишь с Аукционом. Все остальные его сторонились, общаться с ним было очень стрёмно. Свинья по сравнению с ним был совершенно безобиден. Он был как бы политик, и все стремались. ГРОБ сыграли концерт в Рок-клубе, и публика была от них сильно в шоке. Бурлака, Джорж – они все были в панике. Правда, концерт был не очень удачный. Звук был очень жёсткий – не такой лояльный, как в его номерных альбомах. Тогда они выдали какой-то нойз, и песни все новые, но не было известных мне хитов. Летов мне привозил записи Янки Дягилевой, и в один прекрасный день она позвонила мне в дверь. Приехала по следам Егора с Нюрычем – своей подружкой. Без звонка, без предупреждения приехали. В неё все влюблялись, и меня это стороной тоже не обошло. Вся её группа – и Джеф, и Зелёный были по уши в неё влюблены, потому что она была абсолютно фантастическим человеком. Весёлая, хохотала зажигательно, энергия брызгала просто.


Вся эта сибирская тусовка меня поразила — я до сих пор обожаю этих людей, они совсем другие. Джеф, Кузьма – я влюбился в них навсегда. Летов был очень своеобразный. По тем временам они были очень энергичны. Наши уже все ходили расслабленными, а это были настоящие революционеры. Мы записали в 89 хорошую акустику Летова «Русское поле экспериментов». Потом Егор выпустил под таким же названием электрический альбом, а этот переименовал в «Русское поле эксперимента». Я записал альбом Янки «Продано», потом Олег Грабко это выпустил.

СЕРГЕЙ ФИРСОВ
https://specialradio.ru/art/615/

Коля Васин о Макаревиче, Майке, БГ. Окончание.

Мы с Тропилло разговорились о Майке, и я посетовал, что музыка вроде ничего, но голос у него не очень интересный, блеклый. В нём нет страсти, нет красоты. Серенький, средний голосок. Тропилло окрысился сразу: – «Ты что, у него голос – будь здоров голос, отличный голос». Потом и я врубился, что говорить… даже пластинку оформил своей картиной про уездный город, но она не пошла в производство. Наверное не понравилась.

Гребень как-то держался в стороне, потом я понял, что он ревновал меня к Машине. И Сева Гаккель тоже очень ревностно относился и даже выговаривал мне: «Почему ты нас не любишь, почему ты любишь Машину Времени?» Это было очень неприятно конечно, я и сам не заметил, что так случилось. Но, когда они мне сказали об этом, я понял, что это действительно так. Я человек любви. Может быть, даже пришелец среди людей. Человек, который любит всех — и палачей и жертв. И даже носителям дурной культуры я ничего плохого не пожелаю и не делаю. Один этот факт говорит в пользу того, что я и их люблю. Я даже комаров не убиваю.

Дмитрий Воденников

Моя прабабушка по материнской линии Татьяна Федоровна родилась в 1898 году. А умерла в 1995-м. То есть она прожила без малого сто лет. Она видела царское время, видела революцию, пережила Гражданскую войну, сталинское правление (ее мужа, кстати, репрессировали), Великую Отечественную войну, смерть тирана, развенчание культа личности, оттепель, застой, перестройку, попробовала не виданный никогда раньше йогурт «Данон» и умерла.

На моем веку тоже было много изменений. Я как будто прожил несколько жизней: пионерию, комсомол, перестройку, распад Союза, ельцинское правление, совсем обнищавшую страну, время малиновых пиджаков, расстрел парламента, войну в Чечне, два финансовых кризиса, операцию «Преемник», период стабильности, слухи о его скором конце, войну на Украине. Вот только йогурт «Данон» я не люблю.

отсюда

Валерия Новодворская:

-- "Я была пьяна, посему под руку меня вёл один галантный француз, который во время пути рассказывал мне про своего отца, участвовавшего в беспорядках 68-го года. Слушала я не очень внимательно, но голос рассказчика мне нравился. Оказавшись на кладбище, мы достаточно быстро набрели на могилу Моррисона. Усевшись рядом с ней, я и моя компания продолжили пьянку, а тот молодой человек, который был ко мне столь вежлив, предложил мне употребить ЛСД. Я не смогла устоять перед натиском этого потомка Наполеона и приняла марку. Эффект был страшно сильный. Я перестала видеть окружавших меня людей, от страха встала и начала смотреть по сторонам, надеясь, что зрение вернётся. Но дело было не в зрении, я обернулась в сторону могилы Моррисона и увидела, что на ней сидел незнакомый мне человек. Это был Джим Моррисон. Молодой, крепкий, похожий на того галантного француза. Он встал с каменной плиты и подошёл ко мне, обняв меня за талию. В глазах его горел какой-то райский, неземной свет. Через несколько секунд он поцеловал меня, и мы оказались на какой-то большой зелёной поляне, в волосах моих было несколько цветков, а Джим лежал у меня на коленях, голый и улыбающийся. Он мне рассказал что-то про мировую метафизическую революцию, движение небесных светил вокруг моих глаз, а я ему поведала про демократию, Ельцина и митинги. Он сказал мне, что мы похожи как две капли воды, что в прошлой жизни мы, возможно, были животными одного вида и путешествовали по миру. Я заплакала и ощутила огромный прилив счастья. Мне удалось подняться, и я пустилась в пляс. Заиграла музыка. Вокруг меня заплясали разноцветные аисты во фраках. Они повторяли мои движения, а потом взяли меня на руки и мы стали кружиться. Через какое-то время аисты подкинули меня вверх, и я приземлилась на облако. На облаке лежал Моррисон, он попросил меня снять очки. Я сняла очки, и мы долго смотрели друг другу в глаза, периодически смущённо смеясь сквозь возбуждённые губы. Тогда я не думала о том, что Моррисон давным-давно умер, а к власти придёт Путин."

В.Н.

Гаркундель live



Олег Гаркуша, Алексей Вишня, Юрий Шевчук, Александр Чернецкий, Фёдор Чистяков, Леонид Фёдоров на Гаркундель в клубе А2 благотворительный концерт. 29.05.14

Ушел из жизни известный радиоведущий, журналист Олег Кушнирёв (ФОТО)

Ушел из жизни известный радиоведущий, журналист Олег Кушнирёв (ФОТО)


Исключительно благодаря Олегу я когда-то звучал по радио в нашем городе. За пультом радиоэфира Олег ощущал себя землевержцем, вершителем судеб - таковым он и был. Люди бросали свои привычки и садились слушать программу "Полночь", что шла с 0 до 3 часов ночи. Слушали придуманные Олегом байки про нереальных существ и не могли оторваться. В то время форматов не было, каждый радиоведущий ставил что хотел из предложенного радиостанцией списка и что приносил с собой. Разумеется, друзьям музыкантам тоже не отказывал. Дубы-Колдуны, Новые Композиторы и ваш покорный ротировались так, как сейчас даже представить себе невозможно.

На фоне отсутствия формата его программы были яркими, динамичными и немного сумасшедшими. В курехинские времена сумасшествие было в тренде, выглядеть тронутым на всю голову было очень модно. Олег ровно из этого времени человек, и он транслировал на весь город все, что впитал с годами неформального движения. Нравилось это далеко не всем. Переходя со станции на станцию, он воплощал идеи, которые в современном обществе не могли уже быть приняты легко, как это было в восьмидесятых. На станции поступали письма от возмущенных абонентов. В конце концов Олег менял работу и в итоге обрел свободу.

Сына своего он толком не видел, потому что развелся, не успев пожениться. На своей странице вконтакте он тщетно взывал найти ему хотя бы какую-нибудь работу. Жил впроголодь и кормил множество домашних животных, которых подбирал на улице. У него жили черепахи, рыбы, земноводные, кошки, собаки, кролики и птицы, и женщины.

В прихожей у Олега висит его картина, там изображена ракета со звездами на сказочной планете. Олег умер в реанимации от двусторонней пневмонии 12 апреля. В час, когда Гагарин летел в Космос.