Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Ненаркотическая конопля

Недавно глава госнаркоконтроля Виктор Иванов выступил с инициативой о засеве пустующих полей посконью, что меня очень обрадовало. Ярый приверженец натуральной одежды, кое что понимаю в легкой промышленности, ибо свой трудовой путь начинал в этой стезе.

Могу с твердой уверенностью сказать, что сегодня чистого х.б. практически не существует. Я устроился на фабрику производства хлопковой нити в 79 году, и уже тогда в казахский хлопок мы добавляли 15% финской вискозы. Думаю, что процент искусственных включений сегодня исключительно высок. Я купил в Латвии х/бэшного белья сумку, и теперь в нем потею - мой организм не наебешь.

Почему хлопок бодяжат? Потому что вырастает он полное гавно. Нити рвутся, расплетаются, потому что в почве слишком мало натрия, калия и азота. Хлопок выедает эти элементы так, что после него поля нужно рекультивировать и давать им отдыхать по два года, чтобы нагнить за это время полезных веществ, необходимых для вегетации хлопка. Что-либо другое выращивать после хлопка тоже жвак.

А конопле по барабану. Это сорняк, который способен выжить в любых условиях: если веществ нехватает, стебель просто вырастет несколько тоньше, но качество волокон в нем сохранится на том же уровне, просто растений нужно побольше, чтобы получить удельный вес нити. Одежда из конопли не снашивается годами. Черную рубашку можно через десять лет подкрасить, и она будет как новая, а волокна будут лежать аккуратно - нить к нити.

Почему мы так инертны? Хотя, скорее нет, думаю, зимой они все решат, если все хорошенько просчитают. Госнаркоконтроль говорит, что выхлоп производства может перебить нефтянку по ВПП. Это кромешная правда. Ни одна страна мира не имеет столько ресурсов, чтобы вот так, на пустом месте вырастить мегагектары "нефти". Грубо говоря, и хлопок хороший сегодня в тренде, но хлопок не станет расти там, где выживет сабж и даст выход продукта. Иное дело, что нефть выкачивать проще и дешевле, чем культивировать почву.

Но рано или поздно мы к этому придем, ведь во времена Петра нефть мы не использовали, а пеньковые канаты экспортировали в полный рост. А наркоманы, которых мы так боимся, рано или поздно найдут свой клей, и не следует нам озираться на них в поисках новых инновационных решений.

кусочек мемо

Старые ленты, не исчерпавшие гарантийный срок, по совету Андрея Владимировича мы отсылали в ОТК заводов-производителей. Взамен по почте приходили новые бобины. Мы достали все наши заводы до самых печёнок, но закон - есть закон. Ленту они выпускали говно, по определению. Новые ленты пачкали головки хуже старых. Прежде чем произвести запись, приходилось два раза прогонять новую ленту через механический тракт, оттягивая плёнку ваткой. После двух таких проходов, ватка обретала тёмно-коричневый цвет. Чем темнее становилась ватка, тем хуже была магнитная  лента.

Ленты Переяславского завода нравились мне больше всех. Они действительно были самым качественным бытовым ферро-магнитным носителем информации на советском рынке. Однако был в этой ленте один изъян: малейшее нарушение условия хранения приводили к тому, что магнитный слой начинал стекать с лавсановой основы мелкодисперсной пылью. Стоило забыть плёнку на подоконнике в летний солнечный день, и записи приходил каюк. Поэтому я однажды собрал все переяславские ленты в один мешок и понёс на почту. Вероятно, их ОТК сильно гордился своими достижениями, ведь на товаре стоял государственный знак качества  с молотом и наковальней. Прослушав плёнки, коллектив накатал в КГБ коллективную заяву. Что же там было? Мы с приятелем Игорем Кацманом  дурачились, записывая себя на магнитофон, слушая затем, что получилось. Пели песенки, рассказывали анекдоты. Я рассказал такой:

Сидит попугай на балконе, кричит:

— Брежнев дур-р-рак! Брежнев дур-р-рак!

Снизу мент услышал, пробил балкон, поднимается в квартиру, звонит:

— Ваш попугай на балконе вещает?
— Да, мой, проходите пожалуйста.

Хозяин проводит мента на кухню, открывает морозилку, там попугай уже синий дрожащим голосом:

— Свободу Луису Кор-р-валану! Свободу Луису Кор-р-волану!

Милиционер отдаёт честь и уходит. Хозяин закрывает за ним дверь, возвращается на кухню, выпускает попугая со словами:

— Ну что, жопа, понял, что такое Сибирь?

За этот, якобы антисоветский анекдот и вывали Папу в Первый отдел райкома партии:

— Фёдор Иванович, мы знаем про вас всё, поэтому без лишних слов хотим показать одну запись, послушайте.

Офицер включил магнитофон и зазвучал мой голос. Когда анекдот прозвучал, Папа сказал, что этот голос принадлежит его сыну.

— Эту запись прислал нам коллектив химзавода в Переяславле-Залесском, они возмущены антисоветским содержанием...

Папа улыбнулся:

А где, скажите мне, здесь звучит антисоветское содержание? — спросил он офицера.
Брежнев дурак!
А что, не дурак? Так, между нами! Не дурак? Как можно отождествлять этого старого бармалея с партией, скажите мне? Он еле волочит свой зад, а всё еще руководит Партией, моей Партией, за которую я кровь на войне проливал. Взносы плачу регулярно, работаю на пенсии, а он с этой пенсии у меня половину отстригает. Да над ним смеётся весь мир, вы что, этого не понимаете?

Офицер понимал, что Папа мой во всём прав. Наверное ему даже стало неловко, что потревожил, но был сигнал, коллективное письмо с просьбой разобраться, и офицер отреагировал на него. Папа возвратился домой в приподнятом настроении:

Сынок, меня из-за тебя сегодня вызывали знаешь куда? В КГБ.
Как?!, — ошеломлённо спросил я.
Прокрутили мне запись, как вы с Кацманом анекдоты рассказывали.
Я же на завод эти ленты послал!!
А они настучали на тебя, точнее на меня, ибо там фигурирует моё имя.

Паспорта у меня ещё не было, я ходил получать бандероли на папин. Примечательно, что мне от папы за это даже не влетело. Мне кажется он даже рад был случаю высказать офицеру госбезопасности что наболело. Правда я после этого уже опасался посылать стукачам рекламации. Ленту впредь я старался на подоконнике не забывать, а хранить в тени или в прохладном месте. Лучше всех осыпалась лента шёсткинского химкомбината СВЕМА тёмно-коричнего цвета. Чуть хуже - чёрного. Но по большому счёту всё это было говно, которое ОТК меняло на новое без вопросов.

Гы.

Энди Уорхол – художник и режиссер, превративший банку томатного супа в фетиш 20-го века. Фильм «Я соблазнила Энди Уорхола» (оригинальное название Factory Girl) повествует об этом короле богемной тусовки 60-х и основателе известного в Нью - Йорке глэм-клуба «Фабрика». Для Уорхола «Фабрика» была, своего рода, игрой: кто выдержит, а кто сломается? Там же Уорхол познакомился со своей музой - Иди Седжвик. Иди была частью его души, пока не влюбилась в первого в мире электронщика – Боба Дилана
отсюда

А сервис какой!